«Норникель» (34,6% принадлежит структурам «Интерроса» Владимира Потанина) получил от «Русской платины» Мусы Бажаева уведомление о решении прекратить переговоры о создании совместного предприятия «Арктик палладий», сообщил «Норникель» 20 марта. «Русская платина» будет самостоятельно разрабатывать месторождение «Черногорское» и южный участок месторождения «Норильск-1». «Решение связано с отсутствием необходимых корпоративных одобрений по созданию совместного предприятия со стороны одного из акционеров “Норникеля” – UC Rusal», – поясняется в сообщении компании.

Производителю алюминия принадлежит 27,8% «Норникеля». По условиям акционерного соглашения он может накладывать вето на проекты, пояснил представитель «Норникеля». Так UC Rusal и поступила в случае с «Арктик палладием».

Представитель «Русской платины» подтвердил «Ведомостям», что компания выходит из совместного предприятия с «Норникелем». Он подчеркнул, что компания по-прежнему нацелена на взаимодействие с «Норникелем» в Норильском промышленном районе. «Норникель» также объявил, что переформатирует партнерские отношения с «Русской платиной», рассмотрит возможности поддержки проектов компании и ее потенциальных партнеров. «Как лидер на рынке палладия “Норникель” намерен развивать долгосрочное партнерство с “Русской платиной” в области операционного и коммерческого сотрудничества», – передала пресс-служба компании слова вице-президента, руководителя блока стратегии и управления стратегическими проектами Сергея Дубовицкого.

«Норникель» – крупнейший в мире производитель палладия. На его долю в 2019 г. пришлось почти 40% мирового производства – 2,9 млн унций. Мировой рынок палладия давно находится в структурном дефиците. В 2011 г. дефицит составлял 0,2 млн унций, в 2016 г. достигал 1,2 млн, а в 2020 г., по оценкам «Норникеля», составит 0,5 млн. Цены на этот металл растут уже два года, осенью 2017 г. палладий впервые за 16 лет обогнал по стоимости платину. Сейчас его цена достигает $1616 за тройскую унцию. Эксперты сходятся во мнении, что цены будут только расти. Палладий используется в автопроме для производства автомобильных катализаторов: более 70% потребления металлов платиновой группы определяется спросом на автомобили с бензиновыми двигателями, который растет.

О том, что «Норникель» и «Русская платина» планируют вместе разрабатывать месторождения на Таймыре, стало известно в феврале 2018 г. Несостоявшееся совместное предприятие – «Арктик палладий» – было зарегистрировано летом 2018 г., сейчас оно принадлежит «Норникелю». Предполагалось, что «Норникель» внесет в капитал этой компании лицензию на право разработки Масловского месторождения, а «Русская платина» – Черногорского месторождения и «Норильска-1». Компания должна была принадлежать партнерам на паритетной основе. Компании уже ожидали одобрения Федеральной антимонопольной службы. Сообщалось, что «Арктик палладий» должен начать на Таймыре открытую добычу платиноидов, меди и никеля в 2024 г. Об этом в ноябре прошлого года Потанин уже рассказал инвесторам, а Бажаев – президенту Владимиру Путину. Инвестиции в проект, по оценкам Бажаева, должны были составить $15 млрд. Совокупные запасы на объектах, которые должны были войти в «Арктик палладий», оцениваются в 770 млн т металлов, срок жизни проекта превышает 50 лет.

Союзу «Норникеля» и «Русской платины» предшествовал шестилетний спор за «Норильск-1». Конкурс на право его разработки выиграла «Русская платина». Но появилось препятствие – компания не работала в Норильском промышленном районе, и, ссылаясь на это, «Норникель» несколько лет безуспешно оспаривал решение Роснедр. «Русская платина» в ответ обвиняла «Норникель» в том, что он не дает ей доступа к инфраструктуре.

Представитель «Русской платины» пояснил, что компания готова реализовать интегрированный проект разработки Черногорского месторождения и месторождения «Норильск-1». Он предполагает добычу руды на Черногорском месторождении, начало добычи руд с более высоким содержанием на «Норильске-1» и обогащение руд на Черногорской площадке. Ее обогатительные мощности – 9 млн т руды в год. «Аналогичная модель закладывалась в основу СП, только с учетом еще и Масловского месторождения. Глобально концепция проекта не поменялась», – добавил он. Сколько «Русской платине» потребуется инвестиций на реализацию проекта, представитель компании не сказал. Он лишь подчеркнул, что интерес со стороны банков к проекту есть.

Во время своей встречи с Путиным в ноябре прошлого года Бажаев сообщал, что «Русская платина» совместно с РФПИ и ВТБ ищет ближневосточных партнеров в проект. Представитель РФПИ от комментариев отказался. Позиция ВТБ в отношении данного проекта не поменялась: банк считает его очень перспективным, подчеркнул представитесь ВТБ. «ВТБ уже является одним из его акционеров (ВТБ в 2017 г. получил 3% в структуре «Русской платины», которая разрабатывает месторождения на Таймыре, а также опцион на 20%. – «Ведомости»). Банк готов предоставить проектное финансирование для его реализации, условия его предоставления в настоящее время активно прорабатываются», – сообщил представитель ВТБ.

Что именно не устроило UC Rusal в проекте, стороны не поясняют. Но между акционерами «Норникеля» давно уже идет спор о размере инвестиций и дивидендов. Конфликт начал активно развиваться в конце 2017 г., когда Потанин решил обсудить с Олегом Дерипаской план развития «Норникеля», предполагающий большой рост инвестпрограммы. Дерипаска в ответ настаивал на увеличении дивидендов минимум до $2,5 млрд в год, что, с точки зрения Потанина, оставляло недостаточно средств даже на поддержание работы компании. Дивидендная политика «Норникеля» предполагает выплату 60% от EBITDA, если долговая нагрузка ниже 1,8, если же она достигает 2,2, то акционерам полагается 30% EBITDA. Всего по итогам 2018 г. компания направила на выплаты акционерам $3,7 млрд. Представитель UC Rusal сообщил, что компания была готова поддержать сделку при условии, что доля «Норникеля» соответствовала бы реальному вкладу компании в проект. «UC Rusal, в соответствии с акционерным соглашением, уведомила об этом партнеров и попросила выполнить при заключении сделки ряд технико-экономических требований, включающих и увеличение доли участия «Норникеля» в СП», – добавил он.

После распада СП судьба месторождений «Черногорское», «Норильск-1» и «Масловское» не столь очевидна, замечает старший директор АКРА Максим Худалов. «Русская платина» едва ли сможет самостоятельно разработать проект, особенно учитывая, что ослабление курса рубля приведет к росту стоимости проекта, продолжает он, «банки же едва ли сейчас будут кредитовать огромные горнодобывающие проекты». По оценкам Худалова, стоимость разработки «Черногорского» и «Норильска-1» может составить до 270–280 млрд руб. Что касается Масловского месторождения «Норникеля», компания вполне может дождаться нового цикла переговоров по созданию СП и уже в рамках нового партнерства заняться его разработкой, считает эксперт. «У проекта слишком сложная логистика. Самостоятельно ее сделать слишком затратно. Тем более на падающем рынке», – поясняет он. Палладий в последнее время начал дешеветь: после разрыва сделки ОПЕК+ цена на этот металл упала на 30%. А дальнейшее снижение спроса на автомобили, спровоцированное коронавирусом, может привести к дальнейшему снижению цены.

Источник: Ведомости