Российская нефть марки Urals с поставкой в Северо-Западную Европу на торгах 18 марта подешевела на 22% до $18,64 за 1 барр. Это минимальный уровень с февраля 2002 г., пишет Argus Media.

Цены на мировом нефтяном рынке начали снижаться в январе 2020 г. из-за распространения коронавируса, последовавшего падения спроса на сырье и развала сделки ОПЕК+.

По данным агентства, на цену Urals повлияла в том числе информация об увеличении ее отгрузок из балтийских портов 1–5 апреля до 2 млн барр. в сутки – это на 25% больше, чем за тот же период в марте.

«Стоимость Urals неуклонно понижается на фоне решения Saudi Aramco резко уменьшить контрактные цены на апрельские партии, – пишет агентство. – Участники рынка не исключают дальнейшего снижения цен на нефть на фоне сокращения нефтепереработки».

По прогнозам Goldman Sachs, в 2020 г. мировой спрос на нефть упа-дет на рекордные 1,1 млн барр. в день. Цена Brent во II квартале 2020 г. может упасть до $20 за 1 барр., в III и IV кварталах цены поднимутся до $30 и $40 за 1 барр. Восстановиться до $60 сможет к концу 2021 г.

Urals, как правило, продается со скидкой относительно Brent и будет расти соразмерно с ней, говорит эксперт Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерина Грушевенко.

18 марта министр финансов Антон Силуанов говорил, что при текущих ценах на нефть снижение доходов бюджета составит почти 3 трлн руб. только из-за «фактора нефти». При цене Urals в $17,4 за 1 барр. бюджет недополучит $3,3 млрд в месяц.

При цене $30 за 1 барр. до конца года и при среднем курсе доллара в 75 руб. дефицит может составить 1,4 трлн руб., но так называемый демпфер позволит удержать дефицит на уровне 0,8 трлн руб., считает Газпромбанк. По этому механизму, если экспортные цены на топливо выше условной внутренней цены, бюджет компенсирует нефтеперерабатывающим компаниям потери от поставок на внутренний рынок. Если же экспортные цены падают ниже, уже компании доплачивают в бюджет. По оценкам Газпромбанка, при среднегодовой цене Urals в $33,5 за 1 барр. компании перечислят в бюджет $8,8 млрд, при $30 – $12,8 млрд, при $25 – $14,9 млрд и $16,9 млрд при $20.

«Была встреча [президента с нефтяными компаниями до встречи ОПЕК+], ее показывали по телевидению. На ней было сделано предложение продлить сделку на сегодняшних условиях. Никакая идея о выходе из сделки не обсуждалась, хотя я знаю, что отдельные компании ее активно лоббировали, государственные. Даже те, которые лоббировали, не могли себе в страшном сне представить, что они сегодня будут продавать нефть по $25».

Леонид Федун, вице-президент «Лукойла»: “Налоговая нагрузка нефтяных компаний падает по мере снижения цен на нефть, напоминает директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов. По его расчетам, в среднем при цене $35 за 1 барр. налоги составляют 50% в цене нефти, при цене $25 за 1 барр. – 36%, при цене $20 за 1 барр. – 24%”.

В случае стабилизации цен ниже $30 за баррель начнется падение добычи маржинальных производителей и отказ от высококапиталоемких проектов, поэтому в среднесрочной перспективе такие цены вряд ли сохранятся надолго, рассуждает директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК Vygon Consulting Дарья Козлова: «Но пока ситуация не стабилизируется, цены могут и дальше падать»​. Нефть продается ниже средней себестоимости ее производства в России ($35 за 1 барр.), что приведет к сокращению капитальных затрат, консервации скважин и в итоге к уменьшению предложения нефти, считает главный инвестиционный стратег «БКС брокера» Максим Шеин. О сокращении инвестиций на $1,5 млрд уже заявил президент «Лукойла» Вагит Алекперов. В 2019 г. компания вложила около $7,3 млрд.

Вице-президент «Лукойла» Леонид Федун телеканалу РБК сказал, что добыча в России может вырасти на 300 000 барр. в сутки, а через 2–3 года начать снижаться. Саудовская Аравия и «ее союзники в Персидском заливе» увеличат добычу на 5–5,5 3 млн барр., их доля вырастет с 21 до 25–26%, отметил он. При цене на нефть в $60 за 1 барр. нефтяники просили льготы для новых месторождений, чтобы наращивать добычу, напомнил Федун: «А как собираются наращивать даже с льготами при цене нефти $25–28, я не представляю».

Представители нефтяных компаний не ответили на запросы «Ведомостей».

Источник: Ведомости